П. С. Пороховщиков — автор книги «Искусство речи на суде», выпущенной под псевдонимом П. Сергеич

Автор: | 06.01.2018

[1] Об этом см. с. 42—48.

[1] Об этом см. с. 355—363.

Вносят в текст неясность и местоимения. Чаще всего это на­блюдается в мотивировочной части обвинительного заключе­ния и приговора, где записываются показания допрашиваемых: « Через некоторое время они с Русаковым ушли, но он дошел до во­рот и вернулся. Примерно через час пришел Гусаков, и он начал приставать к нему. Вы поняли, кто вернулся? Кто к кому начал приставать? Трудно понять. Подобные ошибки появляются в речи из-за небрежного отношения следователей и судей к вы­бору языковых средств. До принятия УПК РФ, когда показания допрашиваемых записывались от 1-го лица, следователи, пере­писывая показания допрашиваемых из протокола допроса в об­винительное заключение, обычно не редактировали текст, а за­меняли все личные местоимения 1-го лица я местоимениями 3-го лица он. А судьи переписывали в приговор текст обвини­тельного заключения, не задумываясь над стилем1. Между тем Е. Е. Подголин неоднократно указывал, что «использование языковых средств в тексте документа — это не столько техниче­ская, сколько творческая работа». Неясным предложение ста­новится и в результате неправильного порядка слов, и в резуль­тате нарушения согласования: Он не отрицает факта кражи ве­щей, личного имущества Скворцовой, которая принадлежала Петрову. Деятельность следователя и судьи требует четкости мышления и обоснованности логических выводов.

Определяя культуру речи юриста, Е. Е. Подголин писал: «Культура речи при производстве следственных действий со­стоит в использовании точных, ясных, понятных, соответст­вующих литературной норме и речевой ситуации языковых средств» — и еще: «...культура судебной речи состоит не в том, чтобы отказываться от использования определенных языковых средств, а в том, чтобы употреблять их там, где нужно».

С учетом задач судопроизводства культуру письменной речи юристаможно определить как мотивированное использование языковых средств, которые соответствуют требованиям офици- ально-делового стиля, процессуального закона и адекватно от­ражают устанавливаемые по делу фактические данные.

[1] После изменений, касающихся досудебной подготовки материа­лов, показания допрашиваемых записываются чаще от 3-го лица, и после личных местоимений 3-го лица в скобках указываются фами­лии.

Работа над формой речи должна приводить к тому, чтобы мысли пишущего легко доходили до сознания читающих или слушающих документ.

Одним из важнейших актов предварительного расследова­ния является обвинительное заключение. В нем излагаются преступные действия обвиняемого и дается им юридическая оценка, делается вывод о виновности обвиняемого. В соответ­ствии со ст. 273 УПК РФ каждое судебное заседание начинает­ся оглашением обвинительного заключения. Поэтому следова­тель, составляя этот процессуальный акт, должен думать о том, какое психологическое воздействие окажет он на граждан, при­сутствующих в зале суда.


Важными процессуальными документами являются решение суда и приговор. Значение их в системе актов судопроизводства определяет особую ответственность судей за их качество. Недо­пустимо, чтобы приговор по делу, связанному с убийством, вы­зывал ироническую улыбку из-за неточного выбора слов: Веще­ственное доказательствокухонный ножконфисковать (уничтожить). Запомните: без высокой культуры оформления юридических документов невозможна подлинная культура судо­производства.

Культура судопроизводства зависит и от того, в какой степе­ни прокурор и адвокат владеют нормами устных публичных выступлений. Культура публичной речи, как и письменной, включает в себя ясность, точность, чистоту, логичность, умест­ность, но, кроме того, она предполагает речевое мастерство, умение убедить аудиторию и воздействовать на нее. Оратору следует помнить, что воздействие осуществляется по двум ка­налам: рациональному и эмоциональному. Речь воздействует прежде всего фактическим содержанием, убедительностью ар­гументов, логичностью, обоснованностью логических выводов. Но богатство слов, разнообразие синтаксических конструкций, выразительность поддерживают у слушателей интерес, обеспе­чивают их эмоционально-психологическую убежденность. Пре­ния сторон в судебных процессах, лекции на правовые темы обязывают к тому, чтобы и прокурор, и адвокат, и лектор не просто выступали, а выступали логично, убедительно, экспрес­сивно. Созданию экспрессивности, а также эмоциональности служат языковые средства, с помощью которых оратор выража­ет эмоционально-волевое отношение к предмету речи и тем са­мым воздействует на слушателей1. Однако каждое выразитель­ное средство уместно в публичной речи в том случае, когда по­могает привлечь внимание к предмету речи, усилить значение аргумента, выразить важную мысль. Значит, культура публич­ной речи — это такое использование языкового материала, ко­торое обеспечивает наилучшее воздействие на данную аудито­рию в соответствии с поставленной задачей.

Основоположник судебного красноречия в России, большой мастер судебной речи А. Ф. Кони настойчиво призывал юрис­тов любить и постоянно изучать «святыню своего народа» — его язык. «Пусть не мысль ваша ищет слова... пусть, напротив, слова покорно и услужливо предстоят перед вашей мыслью в полном ее распоряжении», — писал он.

Судебному оратору очень важно говорить грамотно, доход­чиво, убедительно. Престиж нашего суда намного возрастет, ес­ли юристы будут говорить не только по-деловому, но и образ­но, экспрессивно.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *